По итогам выборов… Что такое психологическое рабство в современной России?

Итак, завершились очередные выборы. Самые противоречивые и самые удивительные в современной истории России. Они удивительны не тем, что заставили народ подняться и выйти на митинги.

Они удивительны тем, что позволили нам увидеть со стороны наше общество, самих себя, и понять важную вещь: мы до сих пор живем в психологии страха и рабства, как жили во времена СССР. И мне стыдно за нас.

Стыдно за поколение старших — тех самых «теток» и «училок». Тех, кто руководил избирательными комиссиями и добровольно покрывал обман. Тех, кого сейчас так яростно ругают на просторах интернета. Тех, что за несколько дней стали «звездами ютьюба» благодаря огромному количеству видеороликов, посвященных фальсификациям на выборах. Тех, что яростно кричали «уберите камеру», «какое вы имеет право», «убирайтесь отсюда вон» и строили из себя обиженную невинность, когда их тыкали носом в собственное ничтожество.

Мне 25 лет. Эти люди мне годятся в мамы и папы. И от этого мне еще стыднее. Я практически не застала СССР, я не знаю, что такое КГБ, ЧК, ГПУ. Я не знаю, что такое страх поднять голову или страх подать голос. Я не знаю, что такое страх иметь собственное мнение и открыто его высказывать. Я считаю, что это мое право от рождения. Право быть личностью и не бояться сильных мира сего даже тогда, когда перед тобой президент твоей страны. Да хоть сам Господь Бог! Он ведь тоже человек, просто человек, как и я. Почему я должна кого-то бояться?

Вы, дорогие мамы и папы, «училки и директора», наверняка хорошо знаете стихотворение, написанное в ваши времена — «Отдать тебе любовь?». Его автор — Роберт Рождественский. Думаю, вы прекрасно понимаете, что это стихотворение не про любовь. Оно про рабство, во всех его проявлениях. Добровольное, бездумное, слепое рабство и подчинение даже тогда, когда тебя просят обмануть, убить, предать во имя чего-то или кого-то. Давно уже нет СССР, но эта рабская психология так и не исчезла. Мы до сих пор боимся какого-то эфемерного «большого брата» и считаем, что наша жизнь зависит от него. Любим его и боимся.

Вот что мне нравится в западной культуре. Там гораздо чаще можно встретить человека, который имеет хоть какое-то понятие о «правомочности». Который всем своим существом понимает, что такое «я», «мое мнение», «мой голос», «мое желание», «мое право», «моя жизнь», «моя страна», «моя ответственность», «мои принципы», «моя совесть», «мое самоуважение». Такие люди были замечательно описаны в нашумевшей книге Малькольма Гладуэлла «Гении и аутсайдеры»:

«Они ведут себя так, словно имеют право удовлетворять собственные предпочтения и вступать в активные диалоги в общественных местах, где они чувствуют себя абсолютно комфортно. Они свободно делятся информацией и требуют внимания… Они разбираются в правилах. «Третьеклассники, принадлежащие к среднему классу, действуют от собственного имени и получают преимущество. Они обращаются с просьбами к учителям и врачам с тем, чтобы изменить образ их действий ради удовлетворения собственных желаний».

Вот чего нам не хватает. Вот почему мы до сих пор «аутсайдеры». Вот почему мои ровесники, воспитанные родителями-рабами, встречаются на Селигере и продают душу за тысячу рублей, лишь бы пригреться и притереться к власти. Лишь бы их не трогали, лишь бы не думать, лишь бы быть в толпе и не выделяться. Но как только их ловят за руку и выводят на чистую воду, они моментально открещиваются от своей «веры», которой никогда и не было. Где уж тут найти самоуважение.

Да, можно винить правительство, президента, премьера, чиновников, ФСБ и кого угодно. Можно винить СССР с его идеологией страха и подчинения. Но тогда мы-то кто? Маленькие, слабые, жалкие людишки, которых можно запугать палкой от швабры? Если исключением из комсомола уже никто не пугает, так мы сами придумаем, чего бояться. Не зря говорят, что каждый народ имеет то правительство, которое заслуживает. И эти выборы ясно показали нам, чего мы заслуживаем. Заслуживаем быть рабами, заслуживаем быть бессловесными трясущимися существами, которых даже не надо затыкать. Мы сами заткнемся, добровольно. А когда придем к обществу, описанному в книге Оруэлла «1984», будем удивляться, как же мы дошли до жизни такой…

Я знаю только одно: окажись я на месте тех самых «училок» и «запуганных директоров», я бы не стала молчать и не стала бы совершать преступление. А что мне могут сделать? Уволить? А зачем мне такая работа, где об меня вытирают ноги? Я сама уйду, добровольно. Чего бояться-то? Работа — не волк, ее много. Найду другую. Руки есть, ноги есть, голова на месте. Придумаю что-нибудь. Лучше уж сохранять свободу и самоуважение, чем совершать или покрывать преступление. И не потому, что это преступление против закона. Это преступление против меня. Моей совести, моих ценностей, моего будущего, моей страны.

Вот что такое любовь и патриотизм. А вы-то, дорогие наши «училки» и «чиновнички», хотя бы имеете представление, что это такое? Ну какое у вас может быть уважение и любовь к стране, если вы себя не любите и не уважаете? Стыдно мне за свою страну, стыдно.




Отзывы и комментарии
Ваше имя (псевдоним):
Проверка на спам:

Введите символы с картинки:



© 2021 Информационный портал - luxyour.ru

Красота и здоровье Технические статьи Еда рецепты Строительство и ремонт Культура Бизнес и Финансы Дом и семья Общество Компьютеры и Связь Окружающий мир Интим помощник


Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+